Назад

Могильщик старого кладбища. Глава 7

- Сердце неистово бьется в груди. Хочется скрыться, но преследователи слишком ловки. И поэтому только бежать, бежать без оглядки и вверить свою судьбу полностью провидению. Если суждено стать заложником губительных сил зла, которые черной тучей сгустились над моей персоной, что ж, без боя я не сдамся…

И жертва устремилась вперед, стараясь бежать, прижавшись к земле, но в то же время не теряя скорости. Ведь чутье четко подсказывало, что конец уже близок.

- И чем это я им дорогу перешел?

Однако лай собак доносится все громче и громче. Но вот и впереди что-то клокочет – улюлюканье людских голосов. Везде обложили сволочи.

Да, это была охота, организованная местным помещиком, дабы кровь разогнать да приглядеться, кто чем дышит, кто ловкач, а кто попросту жжёт дни свои от скуки, не проявляя никакого энтузиазма. А на охоте всегда настоящий мужчина себя проявляет, так как есть в ней что-то девственное, манящее - зов природы, как говорится. Мужчина на охоте раскрывает свои способности добытчика, ну а женщина уже после нее свои навыки домохозяйки. «Что там дальше получится?» - на этот вопрос даст ответ время. Хотя в нашем случае есть одно Но. Охоту организовали не в целях добычи, а в целях защиты своего имущества. Слишком много волков развелось в окрестных лесах, вот и решили местные всем скопом их немного проучить, дать понять бродя-гам, что они тут лишние. Если не понимают, что ж, ружье им это может толково разъяснить. Это средство еще никого без подробного и вразумительного ответа не оставляло.

Он все бежал и бежал, адреналин ускорял его пульс. Чувство, что он превращается в жертву своих же, им часто проводимых игр не покидало его и действовало очень удручающе. Это чувство давило и пригибало к земле. Но вот послышался оглушительный треск. Что-то просвистело мимо. А вот еще и еще: раскаты грома, крики, лай собак - все смешалось, все помутилось вокруг. Стало непонятно, что делать, как себя вести. Животный инстинкт самосохранения заработал, и в голове пронеслось одно: «Живым не дамся!»

Зверь остановился и, загнанный в угол края жизни, чувствуя, что конец пребывания в этом измерении уже на исходе, принял стойку, чтобы отражать нападки противника. Глаза нали-лись кровью, клыки оголились. Зверь начал издавать тихие, но очень впечатляющие звуки, звуки отчаяния и безысходности. Загнанное в угол живое существо, ошарашенное тем хаосом, что тво-рилось вокруг него, попросту приготовило свою душу к борьбе за жизнь, и пусть будет, что будет. Главное не даться просто так, показать, что и я на что-то годен. Удар был произведен сбоку и был такой силы, что вынес внутренности черепной коробки вместе с жизнью мгновенно. Жертва даже почувствовать ничего не успела, так и оборвалась эта жизнь частички дикой природы, не угодившей другой, более развитой половине, с которой идет непереставаемая борьба на протя-жении миллионов лет, начиная с тех времен, когда человек понял, что он является двигателем прогресса, что он способен своим разумом творить чудеса несмотря на капризы девственной части земного шара.

Толпа с криками и воплями окружила поверженную жертву своего эгоизма и стала обсуждать ее недостатки и достоинства, весело перекликаясь. Затем, приказав одному из хорунжих Иваныча привязать к крупу лошади и доставить мертвого волка в деревню.

- Из этого санитара леса получится неплохое чучело. - весело засмеялся барин.

Но тут к барину подбежал один из охотников.

- Ну что? Ну что такое? - Афанасий был крайне недоволен.

- Как говорится охота. Взяли крупного зверя.

- Ваше благородие, Фрол убит.

- Как так?

- Да видно, когда зверя стреляли, кто-то под шумок в него шмальнул.

- Хм… - Иваныч слегка потупился, но не потерял здравого смысла в своей голове и не запаниковал. - Враги были у парня?

- А черт его знает.

- Ну так узнай. Еще не хватало мне, что б на мою усадьбу тень легла. По всей вероятности, Фрол этот - любитель картежных игр в кабачке. Видать задолжал голубчик так, что долг был невыносимо огромен, и решили убрать сего человека. Что вылупились?

Барин был решителен в момент произнесения речи о покойном.

- Что, скажете, не прав? Да все вы тут воры плуты и мошенники. Одним меньше, одним больше. Только праздник мне испортили. Похороните что ли мерзавца по-человечески. Даю на это дело вам завтрев день. Все равно буду отдыхать опосля охоты. А затем что б все как обычно. А убийца сам себя объявит, это как пить дать, в кабаке будет как обычно в таких случаях хвалиться проделанным поступком. Что ж, надеюсь. Прихватите наглеца и к исправнику.

Вот таким образом и затушили очаг недовольства барином. Софья естественно попросилась у барина в отлучку, мол, не могу без скорби служить тебе светлейший, разреши покинуть светлую твою обитель.

Барин Афанасий Иванович, чувствуя вину в смерти человека махнул рукой, дескать, пусть убирается, и больше, быть может, не будет мне напоминаний о этом случае.

Софья освободилась, ну и организовала небольшую общину из беглых крестьян, принявших сан и стали праведниками, хоть и числились некогда в разбойниках, да при том и таковых, которых по всей империи искали, так как побег оные учинили с рудников Сибири. Не вытерпело, видно, каторжное дворянское сердце в бега подалось, а тут община. Что ж, примкнуть к ней можно, если замыслил жить честно и трудом своим помогать, оплачивать свою свободу. А иначе иди, пускайся в бега и, как ни крути, окажешься ты рано или поздно в роли волка. И светит тебе пуля в груди, либо каторга, которая покажет тебе цену свободы со здачей.

* * *

* * *

* * *

Дорогой читатель, обязательно пиши мне, что ты думаешь обо мне, о том, что я делаю. НАПИСАТЬ Мне важно каждое мнение.

Также, мои друзья, вы всегда можете поддержать мой сайт и помочь ему стать лучше. ПОДДЕРЖАТЬ Большое спасибо, что вы со мной!


Предыдущая главаСледующая глава