Назад

Переплетение душ. Глава 12

А что же я увидел, мои дорогие друзья? Конечно же, этот вопрос невольно вторгся в ваши головы, и я непременно хочу посвятить вас в то, что происходило в подвале поместья, хозяином которого являлось мое тело.

Итак, начну. Приоткрыв дверь, я увидел скопище дворовых людей, во главе которых был управляющий, ходивший из стороны в сторону и нервно жестикулируя, пытался что то разъяснить. В небольшой подвальной комнате находилось несколько каких то станков, видимо, для выяснения доказательств. Возле одного из них на коленях стоял человек, голова которого находилась в ящике. Один из приверженцев Михаила Соломоновича нажимал на прикрепленные к ящику рычаги с очень подобострастным видом, отчего жертва неистово дрыгала всеми конечностями и пыталась взреветь от боли, которая обрушилась на ее тело. Я, дорогие друзья, просто не мог на это долго смотреть. Во мне взыграла совесть, и я незамедлительно отворил дверь и вошел.

Читатель, ты когда нибудь разорял муравейник? Если да, то тебе, наверное, знакома та ситуация, когда начинают суетиться потревоженные этого пристанища существа. Вот то же самое можно было наблюдать в подвале вверенного мне провидением особняка. Все помощники управляющего стали метаться из угла в угол и не находить места, чтобы себя пристроить. При этом они то ли мычали, то ли оправдывались перед барином за то, что не выполняют своих прямых обязанностей, а находятся в этой подсобке и занимаются пыткой человека.

– Всем смирно! – скомандовал я.

Физиономия у меня была, признаюсь вам, как у заправского генерала.

– А теперь, господин Париков, потрудитесь объяснить, что здесь происходит. И на каком основании вы позволили себе издеваться над моим человеком при помощи, к тому же, моих людей. И прежде чем вы дадите мне объяснения, поведайте ка, в чем состоят ваши обязанности.

Михаил явно не ожидал такого поворота событий, но в то же время этот человек быстро пришел в равновесие духа и тут же отрапортовал мне о том, что здесь происходит:

– Уважаемый Калистрат Епифанович, Ваше Сиятельство, да, я согрешил, каюсь, виноват в том, что воспользовался без вашего ведома подсобным помещением вашего дома и организовал здесь несколько примитивное и не вполне укладывающееся в голове здравого человека место. Но сразу хочу признаться, что все это проделал я во благо вам и спокойствию вашего поместья. Ведь если вы почитаете газеты, вот они.

Михаил Соломонович извлек из кармана сверток несколько пожелтевших листов бумаги:

– Эту прессу мне лично поставляет знакомый поручик из самого Петербурга, еще один экземпляр читает сам император. Можно заприметить одно очень важное и крайне негативное явление, которое наблюдается в наше время среди дворовых людей, на примере тех происшествий, которые описываются в данной газете. А именно бунтарский дух! А к чему это обычно приводит? Так я вам отвечу прямо и твердо – к Пугачевщине. А я, как лицо, которому вверено следить за благосостоянием и спокойствием своего господина, за что я получаю довольно таки хорошее ежемесячное жалованье, считаю своим долгом подобные шалости пресекать.

– Ну что ж, герой, вижу, ты очень лихо выполняешь свои обязанности, – ответил я. – Но мне бы хотелось узнать, кто же осмелился нарушать спокойствие и благодать в моей усадьбе?

– Эй, хлопцы!? – обратился я к двум оболтусам, которые жались возле двери. – Немедленно освободите голову гражданина из этого дебильного ящика, иначе вы, каждый по очереди, пройдете те процедуры, которые прошел этот бедолага без моего ведома.

– Постойте, Калистрат Епифанович. Разрешите оправдаться. Да, порой, по моим достоверным данным, наш Великий Государь, Николай Павлович, тоже не всегда осведомлен о том, чем занимается глава шестого отдела его сиятельство граф Бенкендорф. А посмотрите вокруг, кругом тишь и благодать. Ни одной революции, ни одного заговора.

– Послушай, ты, придурок, как смеешь ты поганым своим языком сравнивать свои гнусные поступки с делами государственной важности. – Невольно вышел я из себя.

– Немедленно освободить моего человека!

Два дурика, которые мялись возле ящика с помещенной в него головой безвинной жертвы, услышав мой грозный тон, немедля ни секунды, тут же освободили заключенного. Им оказался наш умалишенный крепостной человек, Грегор, которого я велел поместить в комнату с мягкой кроватью и со светлыми обоями, чтобы человек как то пришел в себя. Быть может, мне показалось, ведь я же не был сведущ во всех делах, которые творились в моем имении, что его нагружали слишком тяжелой работой. Не знаю, конечно, за какие такие провинности, но теперь, после этого случая я непременно во всем разберусь. И виновные будут наказаны по всей строгости, данной мне отечественными законами времени, в которое я угодил.

– Итак, Михаил Соломонович, потрудитесь мне объяснить, в чем вина этого съехавшего с катушек, чем мог подорвать устои закона этот умалишенный человек?

Управляющий явно не ожидал такого вопроса, но, поразмыслив, буквально за считанные секунды выдал ответ:

– А вина, уважаемый Калистрат Епифанович, этого человека заключается прежде всего в том, что, на мой взгляд человека, за всем и за всеми следящего в этом особняке, что он, провинившись за неповиновение, при получении задания вами же, барин, был приговорен опять же вашим сиятельствам к двадцати горяченьким плетям, но, прикинувшись прокаженным, решил их избежать. А кто знает, на что способна эта буйная голова? Еще вот я, как человек, с большой ответственностью относящийся к своим обязанностям, уж извините, барин, решил это выяснить…

А тем временем, пока Михаил мне объяснял суть да дело, наш узник, конюх Грегор, сидел, забившись в угол, и наблюдал за маленькой щелью под лестницей. И вдруг резко, с каким то нечеловеческим воплем, молнией бросился к ней.

* * *

* * *

* * *

Дорогой читатель, обязательно пиши мне, что ты думаешь обо мне, о том, что я делаю. НАПИСАТЬ Мне важно каждое мнение.

Также, мои друзья, вы всегда можете поддержать мой сайт и помочь ему стать лучше. ПОДДЕРЖАТЬ Большое спасибо, что вы со мной!


Предыдущая главаСледующая глава